Казачьи песни. Ансамбль Криница






О плачевой культуре русского народа

kriniza

Причитания, причеть, причеты, голошение, вопли, плачи - сколько названий дал народ драматическим проявлениям своих эмоций! Воистину, думается, русская плачевая культура не имеет себе равных по многообразию и глубине форм выражения. К великому сожалению, она, как и все диалектное народно-песенное творчество, утрачивается, исчезает из быта народа. И чем дольше мы будем сохранять народные традиции, тем лучше будем осознавать себя как нацию с ее уникальной., самобытной культурой.

Умение причитать мне передала моя бабушка Евдокия, которая учила меня, маленькую девочку голосить. «Ты же женщина, ты должна уметь. Уж больно я боюся, что помру, и по мне некому будет покричать». Да только ни этого она по-настоящему боялась. А боялась унести с собой великую тайну своего народа. Люди, рожденные и прожившие жизнь в атмосфере традиционной культуры, имеют иную психологию, накопившуюся за многие годы. Они стремятся передать потомкам народную мудрость, оставить в их памяти опыт своей этнической культуры, ибо жива память — жив народ. В этом проявляется инстинкт сохранения рода. Поэтому данная статья является не столько желанием научно-аналитического исследования, сколько потребностью передать в ней личный опыт причети.

В древние времена, когда человек познавал себя через природу, он наделял человеческими свойствами, одухотворял и придавал особую магическую силу солнцу и огню, земле и смене времен года, разнообразным природным процессам, стихиям и животным. Земля, вода., лес, заселялись добрыми и злыми духами. Вера в загробную жизнь и взаимосвязь живых и мертвых способствовала возникновению культа предков.

Почти все языческие божества, духи обладали общей чертой характера: они были привередливы и непостоянны. В одних случаях «помогали», в других — «вредили» человеку, поэтому их нужно было задабривать, располагать жертвоприношениями и магическими действиями — обрядами, сопровождавшимися также магическими словами и песнопениями. Обряды сопутствовали человеку в течение всей его жизни: от рождения до смерти.

Обряды духовно сплачивали народ. Бережно передаваемые из рода в род, они помогали сохранять историческую память, осуществляли связь поколений. В обрядах отражалось не только народное мировоззрение, но и народная психология, этика, эстетический вкус и практическая мудрость. Народную обрядность принято делить на две части: обряды, обусловленные хозяйственной деятельностью людей (календарные обряды) и обряды семейные, связанные с главными этапами жизни человека (его рождением, вступлением в брак, проводами в армию, смертью). Причитания относятся к жанрам семейно-обрядовой поэзии.

В отличие от других жанров обрядовой поэзии, они «обслуживают» целую группу различных семейных обрядов — свадебные, похоронные, рекрутские. Кроме того, известны необрядовые причитания, связанные с внезапной критической ситуацией в быту (болезнью, пожаром, падежом скота и пр.).

Каждая крестьянка должна была уметь причитывать, и училась этому с детства. Неумение создать поэтический текст и в нем оплакать смерть отца, матери, брата, мужа, ребенка — считалось позором.

Причеты обычно носят импровизационный характер, поэтому дают большую свободу для индивидуального творчества исполнительницы. В народной памяти сохранились уникальные образцы причетов. С ними вы можете познакомиться в книгах: «Обрядовая поэзия» (Составление, предисловия, примечания, подготовка текстов В.И. Жекулиной, А.Н. Розова. – М,: Современник 1989 г. «Русская народная обрядовая поэзия» (Составление и подготовка текста К. Чекистова и Б. Чистовой. – Издательство «Художественная литература» 1984 г.).

Русская культура богата именами таких выдающихся плакальщиц, как И.А. Федосовой из Олонецкой губернии, ее землячек Зиновьевой> Пашковой; Голубковой из Архангельской губернии. К ним я отношу и свою почившую бабушку — Добрьиину Евдокию Ефимовну и свою тетю — Садовникову Раису Михайловну, что живет в г. Бузулуке Оренбургской области. До сих пор oна несет традицию причитания удивляя всех неиссякаемым богатством фантазии и импровизации. Умение причитывать — было достоинством женщин нашего рода. Их приглашали «растопить камень». А если„не дай Бог, случалась беда у кого-либо из родных, голосили все, по очереди.

Причитания исполняются, как правило, сильно. Но имеются случаи и коллективного исполнения. У некрасовских казаков, например, живущих в Левокумском районе Ставропольского края„ свадебные плачи звучат в одновременном голошении невесты и родственников.

Более распространен пронзительно-высокий плач в головном регистре. Но используется также и грудной регистр. У нас в деревне определяли так, если плачет «высоким криком», значит «голосит», если плачет низким голосом «причитает». Бабушка голосила, тетя Рая — причитает.

Причитания — жанр глубоко психологический, рожденный потребностью передать предельно — эмоциональное состояние человека. Когда я постигала тайну искусства причитывать, я хныкала и отговаривалась: «Бабушка, я не знаю слов, как буду причитывать? А она отвечала: «Зачем они тебе? Пой сердцем, оно тебе и подскажет слова». Причеты всегда были (и есть) средством эмоциональной разрядки: «Сердце отдаст всю боль, ему и легче станет».

В причитаниях широко используются повторы: «батюшка-батюшка», «матушка — матушка», «дитятко — дитятко» и пр. Они в изобилии включают в себе всевозможные вопросы и восклицания, что усиливает драматизм и эмоциональную выразительность. В причетах, как и в других жанрах фольклора, широко используются эпитеты типа: «родная сторонка», «желанные родители», «милые подруги», «дорогие соседи», «чужая сторонка», «чужой род-племя», «тоска великая», «горючие слезы» и т. п. Отличительной чертой причитаний является необычайно широкое употребление в них слов с уменьшительными суффиксами. Особенно часто в них употребляются такие слова, как: «матушка», «батюшка», «сестрицы», «подруженьки», «соседушки», «головушка», «горюшко», «кручинушка» и пр.

Похоронные причитания (плачи, вопли, голошения, причеты), как считают исследователи, являются наиболее древними в народной обрядовой поэзии, давшими жизнь причетам других разновидностей — свадебным, рекрутским, бытовым. Похоронная причеть связана с обрядом и имеет языческое начало. Их корни уходят в глубь веков и связаны с магической верой в способность умерших вредить оставшимся на земле родственникам. Поэтому умерших старались всячески задобрить, это отразилось в похоронной обрядности (вынос гроба, поминки, говорить о покойнике только хорошее). Каким бы ни был в жизни человек, его после смерти в причитаниях величали «красное солнышко», «кормилец», «дружечка» и т. д.

Похоронные плачи олицетворяют образы смерти, несчастной судьбы, горя. К этим образам обращаются как к живым существам (горе — горькое, смертушка — разлучница и т. д.)./p>

Голосили и причитали в основном женщины (хотя есть редкие примеры и мужских плачей). Это могли быть родственницы умершего — жена, сестра, мать, Если никто из них не умел, приглашали плакальщиц. Причитали в течение трех дней. Основной композиционной формой похоронных причитаний является лирический монолог. По продолжительности похоронные плачи велики, пелись до состояния «пока не выплачется». Очень широко используется в них символика, смысл которой в настоящее время по большей степени утерян, например: «Надежная головушка»— муж кормилец, «стена городовая» —; «головушка кручинная» — жена покойного; «колода белодубова» — гроб и т. д.

Примечательно, что дети присутствовали при похоронных обрядах, запоминали. Потом, подражая взрослым, ходили на кладбище и голосили по-взаправдашнему на могилах родственников, в полной уверенности, что они их слышат. Родители знали об этих походах и поощряли детей за это. В этом крылась народная мудрость и психология традиционного воспитания. Я до сих пор помню пример похоронного причета:
Ой, да вы подуйте-ка
Вы, ветры буйные,
Ой, да разбудитя
Вы мого-то батюшку,
Ой, да и кормилец ты, мой батюшка,
Ой, да и на кого же ты нас покинул,
сиротинушек.

Свадебные причитания рождены потребностью передать эмоциональное состояние всех участников свадьбы, и особенно вступающей в новую жизнь невесты, ее тревогу, страх за будущую судьбу, горечь от разлуки с родным домом. Девушка навсегда прощалась с родными местами, и потому свадебные плачи ассоциировались с похоронными. Они связаны) преимущественно с обрядами со стороны невесты и использовались на сговоре, девичнике, при ритуальном посещении невестой бани„ перед отъездом к венцу. Примечательно, что невеста обязана была причитывать в любом случае, если даже она выходила замуж по любви. Реплика в адрес невесты — «вопить не умеет» — была серьезным упреком, как если бы сказали «прясть не умеет». Поэтому крестьянские девочки учились вопить так же усердно, как благородные девицы — танцевать. Исполнительские приемы свадебных причитаний сходны с похоронными. Интересный момент встречается в обычае северных свадеб, когда невеста плача, «хрястается» на пол или бьет себя руками по коленкам. В целом ряде свадебных плачей известен так называемый причет-сон. Невеста исполняет его утром, в день свадьбы. В этом причете явственно присутствует набор символических образов. Композиция имеет двухчастную форму, В первой рассказывается содержание сна, во второй — оно расшифровывается, и здесь фантазия не имеет предела. Например;
— Ой, да вы не пойте-ка,
вы, ранни кочеты,
— Ой, да не будите, вы моих подруженек,
— Ой, да снился мне страшный сон.
— Ой, да я в реке купалася,
— За ковыль-травку хваталася.
— Ой, да ковыль-травка обрывалася,
— Ой, да доля девичья все кончалася...

Чем больше плачет невеста, тем счастливее будет ее жизнь. В отличии от похоронных причитаний, свадебные встречаются в современном быту очень редко. Похоронные причитания более устойчивы, т. к. похоронный обряд почти не изменился: и по сей день существует страх человека перед смертью, который заставляет его неукоснительно соблюдать сложившийся ритуал. Свадьба же ассоциируется со счастьем, а когда человек счастлив, есть соблазн забыть веру, отступить от обрядности. Поэтому сегодня свадебный обряд сохраняется в первозданном виде и с ним свадебный плач можно скорее встретить и услышать в сценическом воплощении, нежели в быту. И все же в подсознании живет народная память, поэтому, очевидно, неслучайно мама на моей свадьбе предупреждала; «Дочка, невесте нельзя, слишком веселиться это не к добру». После венчания все причеты запрещались.

В системе русской плачевой культуры рекрутские причитания занимают особое место. Они более позднего происхождения. Возникли тоже на основе похоронных причитаний, и поэтому близки им по приемам выражения эмоций. Исполнялись в момент проводов новобранцев на службу, а так же по возвращению их домой. Рекрутчина была тяжелым уделом молодых парней. Уходили на службу на долгие годы, поэтому их оплакивали как покойников. Сетовали на разлуку — «злодейку», на долю «горькую».

Моего старшего брата провожали в армию всем селом, и мама голосила на все село:
Да, милая ж ты, моя кровинушка,
Да, как же долго я тебя не увижу...
А все ее успокаивали: «Что же ты по нем, как по покойнику, убиваешся»…

В моей деревенской жизни я частенько слышала бытовые причитания. Они исполнялись по поводу какого-нибудь бедственного случая: болезни, пожара и т. п. Когда у бабушки сгорел сарай, она полдня голосила, обращаясь: «Поганый ветер-злодей, огонь языкатый…» В быту бывало все. Пошла женщина за водой, увидела летящий журавлиный клин и запричитала:
- Ой, вы птицы мои быстрокрылые,
- Полетите на родную сторонушку,
- Да, ко родимой моей матушке,
- Расскажите ей про мое житье-бытье…

В настоящее время причитания, как жанр семейно-обрядовой поэзии, исчезает постепенно из бытовой жизни. Вместе с тем причитания относятся к глубоко психологическому жанру народно-песенного творчества. Рожденные потребностью передачи эмоционального состояния человека, причитания занимали в его жизнедеятельности достаточно заметное место. Поскольку естественная среда их обитания разрушается, встает насущный вопрос сохранения русской плачевой культуры с помощью специального народно-певческого образования. В этой связи необходимо разработать методику освоения плачей-причетов различных разновидностей.

Надо заметить, что этот жанр имеет большое значение, как для вокального, так и эмоционального воспитания народного певца. Нет более естественного механизма голосообразования, чем во время плача. Когда плакальщица голосит, она психологически свободна от каких-либо зажимов. Находясь во власти естественных эмоций, она невольно освобождается от комплексов. Природный голос звучит в своей первозданной красоте и силе. Поэтому плач своей эмоциональной обнаженностью помогает раскрыться в полной мере природным качествам певческого голоса.

На Кубани, как и в других регионах обширной России, существует традиция причитания. Она живет благодаря таким плакальщицам, как Любовь Григорьевна Катрушина с хутора Кубанский, Екатерина Герасимова из города Белореченска, Нина Васильевна Большакова из станицы Тбилисской и др. Это, как правило, люди с большим жизненным опытом и творчески одаренные. На Кубани бытуют все разновидности причитаний: похоронные, свадебные, рекрутские, бытовые. Все они являются свидетельством высокой духовной культуры русского народа.

Сейчас стоит задача сохранения этого духовного богатства. Пока еще живы в народе плакальщицы, это задача решаема. Живое общение с ними поможет обучающимся народному пению постичь великую тайну исполнения плачей-причетов.


Заслуженная артистка России
Ольга Капаева


предыдущая | список



  
 















© 2003-2012 Криница
тел/факс +7(918) 447-66-92
тел +7(918) 440-64-43
e-mail: vkapaev@mail.ru
e-mail: pavelkrinitza@mail.ru

 



Создание сайта
Spider Group


Аудио | Тексты песен | Ноты | Статьи | Видео | Новости | Афиша | Биография ансамбля Люди | Творчество | Фотоальбом | Рецензии | Контакты |




Rambler's
Top100